Если преследует невзаимность

Наш телефон

+7 (929) 555 38 55

Статьи

Если преследует невзаимность

30 Марта 2017 | Добавил:
Если преследует невзаимность

Вам знакомо чувство грусти, тоски, отчаяния, бессилия, когда вы испытываете симпатию к другому человеку, но не получаете желанного ответа? У меня так было. Более того, в юности я была лидером по безответной любви среди подружек: певцы, актеры, недоступные старшеклассники. И ни один ухажер, которому я была симпатична, не вызывал у меня сильных чувств. «Эти мальчишки – такие глупые и неинтересные», – думала я. К слову, общаться с ними я пробовала, но только находила подтверждение своим представлениям о них. Я была неинтересна тем, кто мне нравился, и мне были безразличны те, кто симпатизировал мне. Полное несовпадение.

Уже во взрослом возрасте тема невзаимности и известная фраза «Мы выбираем, нас выбирают. Как это часто не совпадает» периодически догоняли меня и заставляли задуматься, в чем же дело? Со мной что-то не так? Жизнь, личная терапия, психологическая практика дали много опыта, пищи для размышлений, и ответ на мой вопрос. Сначала я поняла, что невзаимность бывает разной.

Когда четко и ясно отказали во взаимности, а вы пытаетесь понять, что же вам в себе изменить, чтоб вызвать расположение.

Если вы признаетесь в любви, а вам отвечают: «Ты классная, но я не вижу в тебе свою девушку/жену». И вместо того, чтобы погоревать, что не сложилось, и переключиться через какое-то время на другого, человек занимается самоедством: «Наверное я страшная, раз он во мне не видит жену» или достает объект любви вопросами: «Какой же мне стать, чтобы тебе понравиться?»

Если вам нужны поддержка и сочувствие, но обращаетесь вы за ними к холодным, авторитарным, циничным людям, которые вас высмеивают или обвиняют в слабохарактерности.

Вы пытаетесь подобрать новые слова, чтоб объяснить, как же вам плохо и больно, но снова упираетесь в ледяную стену. Думаете, что дело в вас, что, наверное, вы плохо/непонятно/неявно просите. Учитесь этому и получаете новую порцию агрессии в ответ на откровенность. «Как же, как же достучаться до него?!» – в отчаянии вопрошаете вы. А никак вам до него не достучаться. Потому что дело не в вас. Просто этот человек не умеет/не хочет/не готов сочувствовать. А поддержку и сочувствие дают за углом, вон та милая женщина, мимо которой вы каждый день ходите и отмахиваетесь от ее несколько смущенного «Здравствуй, солнышко».

Когда от безысходности без удовольствия общаетесь с теми, кто интересуется вами, позволяете дружить или любить. Или дружите, вступаете в брак с людьми, которыми восхищаетесь, но платите за это унижением, снисходительным и неуважительным отношением к себе, ощущением, что с вами не хотят считаться.

И вопрошаете: «Как же мне с ними общаться и радоваться, когда мне смотреть на них противно?! Когда у нас абсолютно разные ценности! Как же научиться радоваться с ними?» Или «Почему он меня не уважает, чем я ему не угодила? Он все время придирается по мелочам и вечно недоволен, что бы я ни сделала!» В обоих случаях общение становится неприятной обязанностью, которая напоминает о собственной «неправильности». Надо прилагать много усилий, а удовольствия почти нет. Нет интереса, нет взаимности. Зато много отношения сверху вниз: то вы смотрите свысока на того, кому позволяете быть рядом с вами, то так же смотрят на вас, позволяя. И невыносимо плохо в таких отношениях, нет свободы, нет радости, нет вас.

Что делать?


Подумать над следующими вопросами. Что значит для вас отказ? Почему вы объясняете отказ другого как угодно, наделяете разными смыслами, но поверить, что единственный смысл в том, что вам не дают то, о чем вы просите, не можете? Если в ответ на вашу просьбу, признание, вам сразу ответят «Да!», как будете себя чувствовать? Можете сами отказывать в просьбах?

Во всех описанных ситуациях есть нечто общее – они про непринятие отказа, про страх разрушения значимых отношений, про отвержение.

Эти чувства настолько невыносимы, что неосознанно избегаются. Поэтому кандидаты, с которыми могут сложиться близкие доверительные отношения, расцениваются человеком как неинтересные, а по факту – опасными. А привлекают люди, с которыми изначально очень много трудностей. В этом случае никто не отвергнет, вы уже чувствуете себя отвергнутым. Зато есть иллюзия, что ситуация изменится в лучшую сторону. Такое контролируемое отвержение, как контролируемый занос. Сплошные плюсы. За исключением одного – реальные теплые отношения с человеком, который будет рядом просыпаться по утрам, разделять радости и печали, вести с вами хозяйство, так и не получается создать.

Потому что по другую сторону переживания близости находится потенциальное отвержение, как две стороны одной медали. Нет сил и умения справляться с отвержением, нет и возможности создавать близкие отношения. Нет близких отношений, нет ресурса пережить отвержение. «Замкнутый круг», – думала я когда-то.

Но в последние годы невзаимность я встречаю все реже. Хотя лукавлю :) Я встречаю ее почти столько же, сколько и раньше, но не залипаю в ней и не страдаю от этого. А вот взаимности в моей жизни стало намного больше. Потому что отказ, невозможность общения с кем-либо интересным для меня больше не воспринимаются как катастрофа, не вызывают душевного страдания. В отказе больше нет руководства к действиям по изменению себя, обвинения в моих недостатках, признака моей пассивности и чего-то еще. Это просто факт – человек не может дать то, что мне хочется от него. Не потому что я не такая, и не потому что он хочет меня этим обидеть, а потому что так есть. Не сложилось. И это нормально. Не надо больше биться головой о стену и стараться изменить партнера. Потому что невзаимность одного дает мне шанс искать другого, того, кому я буду так же интересна, как и он мне. И такие люди есть, они вокруг нас, стоит только начать их видеть.


Надежда Саламахина

Для меня психотерапия – это поиск сил изменить то, что я изменить могу; поиск терпения принять то, чего я не могу изменить; и поиск мудрости отличить одно от другого.