Письмо мужчины к женщине

Наш телефон

+7 (929) 555 38 55

Статьи

Письмо мужчины к женщине

26 Июля 2017 | Добавил: | Автор:
Письмо мужчины к женщине

Я смутно припоминаю наше детство. Помню лишь, как тебя наряжали в красивую и немного смешную одежду: все эти платьица, бантики, туфельки - тебя хотелось рассматривать, тобой хотелось любоваться. Я помню, как мне запрещали играть в твои игрушки и брать принадлежащие тебе вещи. По-детски наивно я не понимал и обижался. Мне говорили, что я сильнее, а значит должен уважать твою слабость, защищать тебя и уступать. Силу возводили в ценность, в силе была правда: «я сильнее – значит я лучше». Мы иногда ссорились, ведь в соответствии с этой логикой ты не могла быть права, но иногда хотела быть правой, настаивала на своём и шла против меня, это было удивительно и странно. Мы спорили и дрались за игрушки или место в песочнице, я помню, как меня ругали и стыдили, когда я причинял тебе физическую боль или доводил до слёз, борясь за свои желания. Я был сильнее тебя, но уже тогда начинал чувствовать своё бессилие перед твоей слабостью. Из наших ссор я обречён был выходить побеждённым. Из бессилия иногда рождалась злость, для которой не было выхода, хотелось мстить.

Иногда ты оказывалась сильнее, одолевала меня, ведь мальчики не всегда сильнее девочек, и это было ужасно стыдно и унизительно.

И мне не у кого было найти поддержку, ведь окружающие были на твоей стороне. Мне со всех сторон внушали уважение к твоей слабости, но внутри лишь сильнее рос мой страх перед твоей силой. Твои платьица, бантики и туфельки порой казались грозным оружием. И когда я всё же заступался за тебя и помогал, то не ясно было, почему я это делаю: потому что должен или потому что хочу.
Когда мы начали взрослеть (ну, помнишь эти беспросветно нелепые школьные годы?), наши различия стали переживаться острее. Ты как будто специально норовила задеть меня или спровоцировать унизительную для меня ситуацию, так иногда казалось. Как будто мало было того, что ты по большей части была симпатичнее меня – выяснилось, что во многих вопросах ты куда смышлёней и соображаешь быстрее, чувствительна, глубока. Мне становилось всё более не по себе, когда значимые взрослые (или я сам невольно) сравнивали нас: зависть, злость и стыд мешали мне приблизиться и быть тебе другом. Тогда я научился понемногу приспосабливаться, моим оружием стало обесценивание: мне было легче обесценить тебя или сферу, в которой мы могли конкурировать, чем признать, что в чем-то ты можешь быть лучше. Это очень просто: «Разбираешься и понимаешь в чём-то лучше меня? – Пфф, зубрила, оно того не стоит, фигней занимаешься и вообще баба-дура», «Сильнее меня, и в пацанских делах шаришь лучше? – Фуу, одним словом – баба-мужик». Через обесценивание и унижение мне удавалось справиться со своим стыдом и чуть добиться баланса. Я открыл для себя и другой путь: не конкурировать явно, ведь конкурировать с женщиной – уже само по себе занятие для мужика якобы стыдное. Можно просто соглашаться и делать всё по-своему или ещё как-то, не важно, главное – не обнаружить конфликт.

Иногда казалось, что нам с тобой совершенно не по пути, и мы обречены быть чужими друг другу, без всякой надежды на взаимное узнавание и тепло. Но что-то изменилось. Я не помню, как стал подолгу заглядываться на тебя, скользить взглядом по твоей фигуре – ты стала привлекать меня. В какой-то момент ты стала мне нужна, и не приблизиться было невозможно. Мы оба знаем, что конкуренция никуда не делась, она пришла вместе с нами в отношения, которые мы создавали, разрушали, создавали снова и создаём сейчас.

Наверно тебе интересно, что со мной происходит сейчас, когда замечаю, что ты в чём-то лучше меня? Пожалуй, ничего качественно нового: мне всё так же трудно конкурировать с тобой и признавать, что я пытаюсь это делать. Когда ты превосходишь меня на профессиональном поприще или в любой другой сфере, значимой для меня (даже в постели), когда лучше говоришь, готовишь, пишешь, рисуешь, танцуешь, чертишь, считаешь, живешь в конце концов - мне становится не по себе, ведь меня годами так безапелляционно уверяли, что это я сильнее и лучше, я твоя опора и защита, что без меня тебе никак. А теперь… И тогда мне становится стыдно и завидно, особенно когда ты близка мне. О том, как я обхожусь со стыдом, ты уже знаешь: я могу обесценивать и принижать твой успех, могу игнорировать его или отказываться от конкуренции, но если я соперничаю с тобой, то моё соперничество обычно окрашено злостью и местью.

Я боюсь, что, добившись успеха, ты покинешь меня, отвергнешь и оставишь одного. Страх иногда настолько непереносим, что мне легче оставить тебя первым.

Мне часто невдомёк, что тебе пригодилась бы моя поддержка, что тебе может не хватать от меня тёплого слова и похвалы. Я знаю, что мог бы восхищаться твоими успехами, гордится тем, что ты рядом, любоваться тобой, расти с тобой вместе, а может даже и учиться у тебя. Но через стыд мне очень сложно разглядеть тебя, твою улыбку, открытый приветливый взгляд. Пока я испытываю стыд на фоне твоего успеха – я один, и ты одинока. Мне грустно и горько, когда это так.

Мне страшно и стыдно признаваться в этих своих переживаниях, ведь и тебя учили, что я должен быть сильным. И если я признаюсь, то ты увидишь меня уязвимым, слабым. И тогда осудишь, отвергнешь. Поэтому мне всегда нужно быть в напряжении, чтобы ты видела лишь мою силу.

Когда у нас будет ребёнок, ты, конечно, окажешься слабее, станешь зависима от меня, окажешься в моей власти. Знаешь, я боюсь не устоять перед соблазном воспользоваться твоей уязвимостью и отомстить тебе за годы соперничества и связанные с ними стыд/страх.

Однажды ты, возможно, станешь мне дочерью. Скорее всего, я захочу видеть тебя слабой, милой, зависимой и покорной. Но боюсь, что если ты не оправдаешь моих ожиданий, если захочешь идти своей дорогой: жить своей жизнью и достигать в ней успеха, раз за разом превосходить меня в чём-то – боюсь, что прежние стыд, страх и злость не позволят мне быть рядом и поддержать тебя так, как тебе хотелось бы. Очень надеюсь, что однажды у меня достанет смелости и любви, чтобы признаться тебе в своей «уязвимости», возможно тогда… Не знаю, возможно что-то изменится.


Михаил Золотухин

Каждый человек является творцом, ибо он творит нечто из различных врожденных факторов и возможностей. Альфред Адлер