Преодолевая различия

Наш телефон

+7 (929) 555 38 55

Статьи

Преодолевая различия

16 Октября 2017 | Добавил: | Автор:
Преодолевая различия

«... Всегда есть тот, кто стыдит. Никто не может чувствовать стыд в одиночку. В терапевтическом процессе одно из наших первых действий со стыдом – помочь пациенту идентифицировать стыдящего человека».
Жан-Мари Робин


... Метро всегда отличается обилием разнообразных человеческих отбросов, но сегодня особенный день. Наверно в аду для фриков выходной, и теперь они все в одном вагоне со мной.

Чего только стоит вот этот индивид: разоделся так, что не поймёшь, то ли гей, то ли клоун. А может и всё вместе. Ведёт себя соответственно – хохочет писклявым голоском напару со своим приятелем на весь вагон. Сладкая парочка.

А этот... человек-пиджак, весь такой солидный, занятой? Очки от напыщенности не треснут? Как тебя занесло в метро, к простым смертным?

А чуть поодаль диво заморское – афроамериканец (как сейчас принято говорить), черный как шоколад Бабаевский горький, обезьяньей хваткой вцепился в поручень. Где разминулся ты со своей пальмой, брат мой меньший? А к выходу жмётся краля размалёванная, любая старушка на лавочке у подъезда скажет тебе, что так только проститутки красятся. Кто вечером станет твоим суженым, чьего белого коня или горбатого ослика ты сегодня оседлаешь, принцесса? Душно, мерзко, ни одного нормального человека. И какая-то недовольная небритая рожа уставилась в упор, глаза б мои тебя не видели. Ах да, это всего лишь отражение…


Там, где возникает нетерпимость к различиям, где есть ненависть к другому за то, что он отличается от меня – там зачастую есть неосознаваемое сомнение в собственной «нормальности» и адекватности. Когда у меня есть жёсткие представления о том, что нормально и ненормально, то Другой, отличающийся от меня, будет вызывать напряжение и раздражение. Ведь если он живёт, дышит, да ещё и, упаси бог, радуется жизни, отличаясь от меня и моих норм, так может это он в норме, а я не очень? Дело обычно даже не в том, что Другой – белый, черный, голубой, геймер, нюня или веган, например, иногда достаточно того, что Другой делает что-то, что в моей реальности делать непозволительно.

Для человека, не склонного подвергать сомнениям усвоенные с детства установки, подобное разделение вполне привычно: либо я в норме, либо он, третьего не дано. И сложно поверить, что мы оба можем быть «ок». В этом случае единственное, что может быть не в норме – мои устаревшие установки. И когда мне становится не по себе от присутствия Другого - как бальзам на рану приходят злость и раздражение, они позволяют спастись от болезненных сомнений и переживаний. Но что я испытаю, если не отдамся собственной злости? Если позволю сомнениям на мгновенье взять верх? Тогда по телу начнёт плавно разливаться стыд, боль и страх потерять чуть ли не единственную опору в жизни: всё то, чем я жил долгое время, мои правила и принципы, ставшие частью меня, могут оказаться заблуждением - одним большим обманом.

Что если набраться смелости и пойти за своими сомнениями дальше? - Представить, что человек, которого я минуту назад хотел заклеймить, вполне имеет право быть таким, какой он есть, и отличаться от меня самым радикальным образом, можно даже вообразить, что мне что-то из его модели поведения симпатично, быть может, он мне чем-то даже интересен. Погрузившись в подобные фантазии, можно заметить, как тело заполняет страх – едкий страх отвержения. Если я приму этого отличного от меня человека или стану подобен ему, то меня отвергнут и заклеймят так же, как минуту назад я жаждал заклеймить его. В этом страхе отвержения кроется суть неприятия инаковости.

Детство практически каждого ребёнка богато ситуациями, в которых ему необходимо было отказаться от какого-то поведения или какой-то части себя, чтобы не быть отвергнутым кем-то значимым (мамой/папой/бабушкой/дедушкой и т.п., представителями значимой социальной группы). Часто случается, что какое-то поведение значимыми взрослыми не принимается вовсе, худший вариант, когда за подобное поведение ребёнка стыдят, оставляя его наедине со жгучим переживанием «со мной что-то не так, мне нужно измениться, чтобы значимый взрослый любил меня или как минимум принимал».

В чём тут подвох? Если вы попробуете застыдить взрослого человека с развитым навыком самоподдержки, то, вероятнее всего, будете незамедлительно перекинуты через х*й и посланы куда-то в ту же область. И совершенно справедливо, ибо кроме злости и желания защитить себя/свои личные границы, ваши действия ничего не вызовут. Ребёнок же себе подобных вольностей позволить не может. В случае со значимым взрослым у маленького ребёнка нет возможности защититься и отреагировать злостью на критику и унижение. Его некому защитить от самых близких на свете людей. Для него мнение значимого взрослого – непреложная истина. И если мама говорит, что баловаться и веселиться (например) – это по-идиотски, то ребёнок обязательно усвоит, как это – не быть идиотом в соответствии с родительскими взглядами. В дальнейшем, каждый раз, когда ему захочется повести себя «по-идиотски», будут возникать стыд и страх отвержения – переживания, относящиеся не к настоящей ситуации, а к ситуации из далекого прошлого. Единственный шанс не оказаться раздавленным стыдом для такого ребёнка – это «присоединиться» к взрослому, быть таким, каким его хотели видеть и отвергать то, что отвергали в нём. Вырастая, такой ребёнок будет ненавидеть и клеймить всех, кто не попадает в привитые ему критерии нормальности, и его злость и отвержение будут обращены к кому угодно, но только не к тем, кто ему через отвержение и унижение эти нормы привил.

Каждый раз, раздражаясь присутствием кого-то непохожего на меня, я задаюсь вопросом: «А моё раздражение сейчас относится к нему или к кому-то значимому, кто когда-то стыдил меня за сходство с подобным человеком?».

Впрочем, так тоже можно жить – отвергая какую-то часть себя в обмен на принятие (зачастую иллюзорное) какой-то значимой фигуры, кому-то это даже почти не мешает. Но следует помнить, что отвергая отличного от меня другого, как когда-то отвергали меня – я лишаюсь его общества, лишаю себя возможных интересных знакомств, поддержки и много чего ещё, обрекаю себя на одиночество.


Михаил Золотухин

Каждый человек является творцом, ибо он творит нечто из различных врожденных факторов и возможностей. Альфред Адлер