Психологическая Студия Полины Гавердовской | Трансферентный терапевт

Наш телефон

+7 (929) 555 38 55

Статьи

Трансферентный терапевт

15 Марта 2014 | Добавил:
Трансферентный терапевт

Начну с очевидного. Обычно это - самая трудная часть. Непонятно, как отмерять объем очевидности, поскольку ее довольно много. Совсем без нее нельзя. Начнешь - трудно остановиться. Впрочем, это все тоже довольно очевидно.

Итак, трансфер - явление, открытое Зигмундом Фрейдом (1856 - 1939). Этому сильно способствовали пациентки Фрейда, которых он лечил от истерии (во всяком случае, так он считал) - сначала гипнозом, потом - просто разговорами. Выяснилось, что через некоторое время после начала анализа пациентки страстно и жестоко влюблялись в доктора. В разговорах об истории возникновения понятия «трансфер» чаще всего упоминают юную пациентку Фрейда, Дору. Но суть дела состоит в том, что однажды создатель психоанализа был вынужден признать трансфер неотъемлемой частью любого длительного лечения.

Трансфер - это феномен оживления целого комплекса инфантильных чувств и переживаний в аналитической ситуации. Это - второе издание первой любви, только адресована она оказывается врачу, проводящему психоаналитическое лечение. Трансфер чудесен тем, что при всей своей похожести на сильные детские чувства к родителям, прекрасным рыцарям, феям, принцессам и другим инфантильным кумирам, он переживается абсолютно реально, и в настоящем времени. Врач (аналитик, психотерапевт) становится центральной фигурой жизни пациента (клиента) и главной темой их разговоров. В онтогенетическом смысле любое трансферентное переживание - это чувственный, мысленный и поведенческий регресс, то есть - возврат к (более) раннему, «детскому» образу мысли и поведения, происходящий помимо воли человека. Анализ трансфера Фрейд считал основным механизмом исцеления. Изучая себя в воссозданных заново детско-родительских отношениях, пациент, по мнению Фрейда, избавлялся от невротического страдания.

Чуть позже Фрейд обнаружил, что аналитик (о, чудо!) тоже что-то чувствует. В частности, он чувствует разные чувства к клиенту в ответ на его трансферентные переживания, и не только. Контртрансфер сначала считался лишь препятствием к слаженной клиент-терапевтической работе, затем, уже после Фрейда, его стали рассматривать и как подспорье тоже. Выяснилось, что анализ контр-трансфера имеет огромное диагностическое значение, да и вообще контртрансферентный материал (чувства аналитика к клиенту) имеет полное право на участие в их работе.

Казалось бы, на этой оптимистичной ноте можно закончить, но не тут то было. Со времен Фрейда наши представления о психотерапии сильно изменились. В частности, сильно изменилось представление о трансфере. Даже непосредственные последователи Фрейда (Мелани Кляйн, Хайнц Кохут, Отто Кернберг) успели усомниться в том, что трансфер - это всегда детская любовь, которую можно непринужденно рассказать словами. Кроме того, многих из «истерических» пациентов Фрейда сейчас мы бы квалифицировали, как обладателей пограничных личностных расстройств. Пациенты с ПЛР создают несколько иной трансфер, и работать с ним нужно несколько иначе. Этого Фрейд исследовать не успел. Да и мы с вами все это тоже обсуждать не будем. Если вы не ленивы, читайте первоисточники. Если ленивы, читайте Нэнси Мак Вильямс, она была неленива и прочла их.

***

Зачем я все это пишу? Дело в том, что у представителей всякой неаналитической терапии в той или иной мере наблюдается одна и та же проблема: игнорирование/использование трансфера. То и другое идет вовсе не на пользу клиенту. Поскольку я - чистокровный гештальт-терапевт, мне проще рассказывать, как выглядит проблема игнорирования трансфера с точки зрения гештальт-терапевта. Тем более, что сама гештальт-терапия стоит на особом месте в отношении к психоанализу (в отличие от других видов терапии).

Дело в том, что исторически гештальт-терапия является анти-тезисом психоанализу, поскольку изначально ее основатель, Фритц Перлз (1893-1970), породил ее в обиде на Фрейда. Суть обиды, опять же, обсуждать не будем. Если не вдаваться в детали, которые интересующийся может легко найти и прочесть, то Перлз поступил с Фрейдом, как предприимчивый и неблагодарный наследник. Взял у психоанализа главное (идею бессознательного и идею сопротивления осознаванию), авторство идей опустил, название сменил. Вещи, которые невозможно присвоить напрямую - отбросил (либидо и мортидо к примеру). То, от чего невозможно просто избавиться (диалог и конфронтация к примеру), вывернул наизнанку. Так, прошлое Перлз превратил в настоящее, разговоры - в эксперименты, молчаливого и абстинентного терапевта - в терапевта, которому можно почти все (и в плохом смысле слова «все» - тоже). Возникший микст изрядно опер на идеи современной ему гештальт-психологии (фигура-фон, закон прегнантности) и украсил тем, что было под рукой («горячие» стулья взял у Морено, субличности - у бихевиористов, «здесь и теперь» из дзэн-буддизма).

Можно догадаться, что про трансфер Перлз намеренно умолчал. Я его понимаю: если признать, что с трансфером придется работать, вышло бы слишком много хлопот, а главное - без упоминания Фрейда уже не обошлось бы. В результате вместо хлопот вышел казус: описывая механизмы работы ГТ, Перлз непрерывно говорит о работе с трансфером, никогда не употребляя этого слова. Нам же с вами предлагаю отбросить ложную гордость и обсудить, что такое трансфер. А главное - что будет, если этого не сделать. И, да: если вам показалось, что я говорю о Перлзе без симпатии, вам не показалось. Почему-то образ человека, возникающий после прочтения его автобиографических книг, мне не симпатичен. Думаю, нам это не помешает. И даже поможет.

***

Концептуально гештальт-терапия и психоанализ понимают трансфер похожим образом. Однако технически гештальт работает с трансфером несколько иначе, а именно - чисто феноменологически. Под трансфером (переносом, перенесением) в гештальте понимаются любые неконтактные отношения. То есть, любой контакт, в который клиент (и терапевт!) неосознанно привнесли некие относительно массивные элементы прошлого опыта, препятствующие «видеть» партнера по контакту (и себя с ним!) реально - трансфер (перенос, перенесение). В этом смысле проблема игнорирования перенесения одинаково актуальна как для опыта клиента, так и для опыта терапевта. То есть, в разговоре о трансфере между клиентом и терапевтом вообще нет никакой разницы: они в равных позициях. Просто для удобства, говоря о перенесении терапевта, мы используем приставку «контр». Контртрансфер терапевта может быть как «ответом» на материал клиента, так и являться чистым материалом терапевта, который он неконтанктно привносит в данные клиент-терапевтические отношения без полного осознавания, либо - с определенной целью. Проще говоря, все, что не имеет прямого отношения к непосредственному клиент-терапевтическому контакту в данный момент, является (контр)трансфером.

В общем, что бы мы с вами не думали про Фрейда (и всех, кто шел после), как бы мы ни гордились тем, что «у нас все такое другое», мы не может отрицать нескольких вещей:

1. Мы ежедневно в своей работе пользуемся главным открытием Фрейда: работаем, исходя из признания существования бессознательного. И вся наша работа, как бы мы ее ни называли, состоит в том, что мы уменьшаем зону бессознательного в пользу сознания.

2. Признаем мы это или нет, мы ежедневно работаем с трансфером. Если гордость (или вероисповедание) не позволяют нам использовать это слово, мы говорим, что работаем с контактом, используем диалогическую модель, увеличиваем присутствие клиента в «здесь и теперь», лечим невроз, др.

3. Третий пункт вытекает из первых двух. Хорошо бы, чтобы все это мы делали осознанно. Иначе могут произойти всякие неприятности, о которых я расскажу вам ниже.

Итак, чтобы знать, что в вашей терапии пора работать с трансфером, нужно знать, как его узнавать.

Признаки позитивного трансфера

- Клиент все чаще приходит раньше;

- Возможно, вы замечаете, что он приезжает за полчаса-час до сессии и гуляет вокруг здания вашего офиса;

- Если вдруг ему случилось опоздать, он очень расстроен;

- Клиенту сложно уйти, он всегда имеет еще что-то рассказать (и так не было с самого начала!);

- Клиент дарит вам подарки или старается оказывать другие услуги, быть вам полезным;

- Он старается о вас больше узнать. Он задает вам личные вопросы, не связанные с процессом его терапии. Если у вас есть блоги в электронных сетях, на сессиях вы понимаете, что он читает их;

- Он присылает вам письма, сообщения (и так не было с самого начала);

- Он говорит, что думает о вас и ваших с ним отношениях между сессиями;

- Вы и ваши отношения становятся центральной темой терапии;

Позитивный контртрансфер - оборотная сторона трансфера. Возможно, вам будет проще начать с себя?

Признаки позитивного контртрансфера

- Вам сложно сообщить этому клиенту, что вы повышаете цену за терапию;

- Вы нездоровы, и вынуждены отменять консультации. Этого клиента вам особенно жаль расстраивать. Возможно, даже несмотря на недомогание, вы примете его одного?

- Клиент просит изменить время на менее удобное для вас, и вы соглашаетесь;

- Вам тяжело (или невозможно) конфронтировать этого клиента. Вы знаете, что следует сказать, но предпочитаете воздержаться, чтобы «не обострять отношения»;

- Вы не видите места для фокусировки, часто не понимаете, что делать в терапии. Вам кажется, что все неприятности этого прекрасного человека - лишь досадное невезение;

- Вы часто думаете, что клиент страдает в своей жизни незаслуженно;

- Вы априори радуетесь, когда клиент смеется или улыбается, и априори сочувственны к его слезам. Вам сложно рассмотреть его смех или слезы, как прерывание (сопротивление);

- Вы испытываете злость и другие негативные чувства к людям, на которых он жалуется;

- Вы испытываете ревность к его партнерам (партнершам), друзьям;

- Вам сложно помогать взвешенно разобраться в конфликтах, которые описывает вам клиент: вы всякий раз склонны защищать и поддерживать его;

- Вы раздумываете, что может помочь клиенту помимо терапии. Может быть, познакомить его с нужными людьми? Помочь переменить работу, жилье? Дать ему почитать книги из вашей библиотеки?

- Вы волнуетесь перед его сессией. Вы не помните своего расписания, но всегда знаете день, когда он приходит;

- Он становится вашим «главным» клиентом;

- Вы часто берете по нему супервизию с одним и тем же запросом: «Как еще больше помочь ему?»;

Почему я призываю терапевтов быть внимательными к феномену трансфера? Потому, что иначе терапевты будут пользоваться клиентами помимо их (и своей?) воли. Тогда они не будут работать в терапии над тем, чего хочет клиент, а будут - над тем, над чем удобно им самим. Не понимая этой закономерности, или - понимая ее, но не осознавая вред, терапевты именно так и делают. Почему? Потому, что клиент с позитивным трансфером, это удобно, приятно и выгодно. Судите сами:

Причины, по которым терапевты могут (сознательно или бессознательно) создавать и поддерживать у клиентов позитивный трансфер

- Клиент с позитивным трансфером редко будет недоволен терапевтом. Терапевту не придется выслушивать от него претензии. Терапевт не увидит его злость или обиду. Вряд ли он скажет вам, что вы в чем-то ошиблись. В самом крайнем случае он просто исчезнет без всяких жалоб;

- Он согласен исполнять ваши прихоти. Он придет в неудобные для себя время и день. Он безропотно выслушает, почему вы решили поднять цену. Он не прокомментирует ваш длинный отпуск;

- Вы можете быть уверены, что он вернется после своего перерыва. На излете лета вы знаете, что у вас всегда есть работа: это те самые клиенты, в которых вам удалось взрастить сладкое чувство «дома»;

- Он будет дарить вам подарки. Разве плохо?

- В терапии с ним очень удобно. Вы почти полу-бог. Такой клиент ждет вашего совета. Он покорно замолкает, когда вы решили молвить слово. Ваши ошибки будут прощены раньше, чем вы успели о них подумать. Честно говоря, все это очень приятно;

- Вы практически безнаказанны. Если вы используете своих клиентов, этот человек подходит лучше всего. Услуги или флирт: любой каприз за вашу «терапию». Хотите, чтобы он бесплатно помог вам разгрузить мебель во время переезда? Пожалуйста;

- Если вы спите со своими клиентами, с этим человеком у вас все получится. Вы знаете, что психотерапевту это запрещено, да и он догадывается. Но можно быть почти уверенным, что он (она) никому не расскажут. Ведь «своих» не сдают;

- Клиент со стойким позитивным трансфером приведет новых клиентов. Это же ясно!

- Один из главных бонусов: он будет ходить к вам вечно. Не потому, что вы с ним очертили большой круг задач, которые необходимо решить, а потому, что ему просто приятно ходить к вам. Вы - в списке его близких людей. И хорошо еще, если не на первом месте!

- Такой человек является вашим адвокатом. Например, случайно прочтя эту статью, он очень обидится на меня за вас, и скажет, что все неправда, а вы - ангел.

Почему все это плохо? Потому, что в лучшем случае такая терапия не приносит пользы. В худшем - приносит вред, называемый «ретравматизацией». Клиент продолжает находиться в трансферентных отношениях, не осознавая ни себя в них, ни - своей в них роли. В итоге, у него нет особых шансов осознать свой паттерн и разрушить его самостоятельно. А вы - ему не помощник. Все, с чем он пришел на терапию, останется в целости и сохранности. И самое худшее, что очень долго он об этом даже не догадается. Исходя из вышесказанного, легко угадать, какие факторы способны провоцировать (усугублять) регресс клиента, и вообще - любые трансферентные переживания. Ровно те, которые характеризуют детско-родительский контакт.

Способы и приемы, создающие и поддерживающие позитивный трансфер

- Авторитарное поведение терапевта, директивность;

- Подчеркнутое неравенство прав терапевтической ситуации (эмоциональная закрытость терапевта при требовании открытости клиента, выраженная разница посадочных мест, вообще - прямое или косвенное послание, что терапевту в этих отношениях можно больше);

- Подчеркнутая забота терапевта;

- Демонстрация собственных знаний, очевидно превышающих знания клиента в данной точке диалога;

- Несанкционированные телесные акты;

- Манипулятивность;

- Использование смущения, стыжения (журения), запугивания, виновачения;

- Односторонняя ирония;

- Подарки;

- Излишняя открытость (обнаженность) терапевта, как бы «приглашение» в более близкий контакт;

- Фамильярность, амикошонство, другие способы «взламывания» границ;

- Давание советов;

- …

Есть любопытный вид трансфера, название которого я услышала от своей коллеги: «шаманский трансфер». Под него подпадают все искусственно созданные переживания клиента из спектра «О, чудо!». Шаманский трансфер - это уверенность в том, что человек перед вами обладает тайным знанием, сильно превосходит вас в просветленности, уме и мудрости, что он особенный, и каждый его звук на вес золота. Шаманский трансфер хорошо развивается у наивных и впечатлительных женщин с острым дефицитом любви в детстве. Но и мужчины могут быть под впечатлением от умудренного терапевта. Инструменты формирования такого трансфера могут быть самыми разными, все зависит от ума, опыта и изобретательности терапевта. Но главным является бессознательное послание терапевта о его исключительности и превосходстве. Разброс «техник» здесь велик. Скажем, один широко известный в советские времена московский гипнотизер принимал пациентов у себя дома, и пока работал с одним, другие ждали на лестнице в подъезде, минут по 30-50. Ясно, что кто-то из очереди мог не дождаться. Но тем, кто входил внутрь после ожидания в темноте, гипноз, в общем, уже не был нужен. Я знала психологов, которые курят во время приема сами, но запрещают клиентам, без объяснений. Есть психологи, которые входят в помещение, где их давно ждут, и начинают с многозначительного молчания в две-три минуты. Иногда хорошо работает пронзительный взгляд «в самую душу» в сочетании с игнорированием поступающих вопросов. В общем, вы меня поняли. Все эти техники хорошо описаны в книге «Волшебник изумрудного города», там, где про Великого Гудвина. Перечитайте, чтобы не попадаться.

***

Разумеется, в каждых конкретных клиент-терапевтических отношениях действует лучше то, чем пользовались конкретные родители конкретного клиента. Обычно более или менее опытные терапевты хорошо чувствуют, где у клиента «педаль». Ведь до того, как они начинают проделывать что-либо из данного списка, они уже обрели некую информацию об особенностях клиента и его детстве. Терапевты, которые не задумываются о том, что они делают, часто делают именно это. Казалось бы, мы с вами приблизились к самому интересному месту: работа с трансфером. Этого мы обсуждать не будем. Признаюсь, моя задача заключалась исключительно в том, чтобы вас проблематизировать. Давайте будем внимательны, дорогие коллеги. Профессиональная супервизия и непрерывное обучение у правильных людей помогут нам оставаться не только людьми, но и профессионалами. Удачи! :)

Супервизорская группа "Любовь и отвержение". Трансфер и контртрансфер в терапевтической практике. 12 марта 2017. Ведущие - Полина Гавердовская и Светлана Злобина>>


Тэги:

гештальт

  • Учись

    Тому, что мы умеем, можно научиться только у нас! Обучающие и супервизорские группы Полины Гавердовской в нашей Студии.

  • Teens

    Новый проект подросткового и спортивного психолога Евгении Ерохиной -- длительная терапевтическая группа для подростков "Трудный возраст". Москва, весна 2017

  • Видео

    Наши специалисты не только пишут для вас статьи, но и излагают свои мысли под камеру. Приятного просмотра!