Психологическая помощь онлайн

ONLINE-КОНСУЛЬТАЦИЯ

Почему трудно сказать нет

Теги семья

4 ноября 2019

1171
Автор статьи
Юлия
Ободовская Юлия

Перинатальный психолог, гештальт-терапевт, психодраматерапевт

Проект "Я и моя семья"

Как сказать «нет» и не разрушить себя и близкие отношения

 

Тема отказа в любых отношениях очень актуальна, приходится обсуждать ее почти с каждым клиентом и почти в каждой группе. Она «заряжена» и внутри меня несмотря на мои 12 лет психотерапии. По опыту самое трудное — отказать именно в близких отношениях. Давайте попробуем разобраться, почему так сложно отказать близкому, т. е. ребенку, супругу, родителям, близким друзьям...

Представьте себе, какую-то ситуацию, в которой вам необходимо отказать малознакомому человеку. Например, не хотите пропустить человека в транспорте или уступить ему место. Что чувствуете? Как правило, останавливает неловкость, которую провоцируют правила вежливости, принятые в обществе и привитые нам родителями в детстве. Например, неловко отказать в месте пожилой женщине в транспорте, потому что есть правило уступать место пожилым, и открыто проявлять свое несогласие с ним может быть неловким.

Когда же есть необходимость отказать близкому человеку, вот тут поднимаются сомнения, метания и прочие неприятные переживания. И кто-то в задумчивости, нерешительности или полной потере чувствительности идет на поводу у близкого, теряя что-то очень важное своё внутри. Иногда в этом случае мы себя или других еще и ругаем обидным словом «тряпка». А у кого-то реакция прямо противоположная — в виде резкого и чрезмерно агрессивного отказа. Форма может быть разной от открыто агрессивной до пассивно-агрессивной (типа «как ты вообще можешь такое у меня просить» с подтекстом «неужели не видишь как мне плохо»), что тоже не самый удачный вариант. Ведь сделать что-то для другого иногда приятно, не говоря уже о том, что и полезно для поддержания отношений. Ясно одно, что и в том, и в другом случае контактность нарушена, нет возможности быть полностью собой в отношениях.

Почему же это так сложно, хотя кажется, что так просто сказать это слово из 3х букв н,е,т?

 

Слияние

 

Первая сложность, с которой можно столкнуться — это просто не обнаружить, что хочется сказать «нет». Про такую ситуацию психологи говорят, что нет возможности почувствовать свои психологические границы. По-простому, это значит, что когда со мной так нельзя обращаться или мне не подходит то, что мне предлагают, я ничего не чувствую, хотя должна бы чувствовать хоть какой-то дискомфорт, как минимум раздражение. И тогда легче пойти на поводу у другого и опереться на его желание и его настойчивость, или действовать от противного — сразу отказать, ни о чем не думая — способ зависит от того, как человек приспособился к собственной бесчувственности.

Состояние, в котором нет возможности почувствовать себя, в том числе свой дискомфорт, гештальттерапевты называют слиянием. Важно заметить это состояние — иногда этого бывает достаточно, чтобы выйти из слияния. Любой телесный дискомфорт заметить легче — если удается соединиться с телесным переживанием, вы уже не в слиянии. А дальше уже проще понять, что вы чувствуете, когда вас о чем-то просит или что-то предлагает близкий человек.

 

Упущенный момент

 

Очень часто, если не сразу обнаружили свое желание, а только через некоторое время или вообще «задним числом», мы сталкиваемся с переживанием бессилия с оттенком вины или обиды, что уже поздно и ничего нельзя сделать. «Вот если бы я сразу догадался», - часто слышу я от клиентов. — «А я не понял сразу и момент теперь упущен». Если посмотреть на такую ситуацию со стороны или с некоторой дистанции, как будто не про себя, то рождается недоумение — что здесь поздно, кто-то умер что ли? Вроде никто не умер, но потеря момента кажется безвозвратной.

Проблема здесь в нескольких моментах (иногда во всех стразу). Во-первых, в целом ряде установок, которые мы получаем в процессе воспитания в детстве. Наличие правильного момента и недопустимость его потери оставила след в русском языке целым рядом разных пословиц и фразеологизмов: «хороша ложка к обеду», «после драки кулаками не машут» и др. Потерю момента также усиливают все общественные и родительские послания по поводу значимости самого слова - «взял обещание, держи», «слово не воробей, вылетит — не поймаешь». Вот и получается, что время и содержание отказа обретает огромный вес внутри и создают трудно разрешимое напряжение.

Мешает чувствовать себя свободнее, конечно же, перфекционизм — представление о совершенном поведении и стремление к нему. Как будто есть идеальный момент для отказа и если он пропущен, то сложно принять свое несовершенство.

Еще одна сложность, о ней нам часто сигналит возникающая обида, появляется, когда мы невольно начинаем рассчитывать на то, что близкий человек способен увидеть или догадаться, что он просит о том, что мне дискомфортно. Эта сложность созависимого характера и устраняется тем проще, чем легче вам удается признать и принять человеческие ограничения в себе и в других как следствие. Мы не можем все время догадываться о комфорте или дискомфорте другого человека. Даже если мы проделываем эту титаническую работу, то все равно наступит момент, где мы не справимся. А кроме того, постоянный фокус на другом человеке, лишает нас возможности сосредоточиться на себе и попытаться удовлетворить себя в первую очередь. Как правило, мы надеемся в этом случае, что о нас позаботятся другие. Но другие тоже не всегда справляются, что приносит нам очередные страдания.

В общем, возможно, и существует самый правильный момент отказа, но если он пропущен, по большому счету нет никакой страшной потери. Всегда в любых близких отношениях можно вернуться к человеку и сообщить о том, что вам это не подходит. Даже если вы уже все сделали. Ваши возникающие неприятные чувства говорят о том, что возможно вы сделали что-то для другого, но еще не все для себя. Именно для себя важно разобраться в своих желаниях и защитить их, хотя бы проинформировав близких о них или как минимум об их наличии, даже постфактум.

 

Остановка выражения отказа

 

Далее, если дискомфорт и связанное с ним желание отказать обнаружены, тут же появляется и то, что мешает этот отказ выразить. Чувства, с которыми мы чаще всего в этом месте встречаемся — страх, стыд, вина. Можно посмотреть на трудность отказа как сложность проявиться в отношениях... со всем, что есть внутри — в данный момент с желанием отказать и с чем-то еще, что стоит за этой остановкой.

Давайте представим семью, где все легко друг другу отказывают при малейшем дискомфорте. «Можешь ли ты приготовить завтрак, дорогая? Нет, любимый, я хочу подольше поспать, ты сам.» Или «дорогой, я хочу новое платье, кинь мне, пожалуйста, деньги на карту. Нет, любимая, я не готов, мне жалко денег.» В такой семье сложно рассчитывать на какие-либо гарантии, каждый для себя важнее другого. А в семье нам важно чувствовать себя безопасно и тепло. Семья — это та группа людей, которые точно меня защитят, если понадобится. В семье меня обнимут и успокоят, опять же если понадобится. Именно среди близких мы ожидаем видеть людей, которые смогут, если мне это будет жизненно необходимо, поставить свои интересы ниже моих. Так работает привязанность.

«Согласно Боулби, система привязанности представляет собой первичную, генетически закрепленную мотивационную систему, которая активируется между первичным значимым лицом и младенцем сразу после его рождения и имеет функцию обеспечения выживания» (К.Х.Бриш «Терапия нарушений привязанности»). В раннем детстве, чтобы выжить, ребенку нужно суметь привязаться к какому-нибудь взрослому. Тогда попадая в трудность, ребенок сможет именно к этому взрослому обратиться за помощью. Причем важнее сама возможность, чем реальный опыт. Когда мы вырастаем, привязанность никуда не девается, нам по-прежнему важно иметь людей, к которым мы можем обратиться, когда нам плохо, которые могут согреть физически и эмоционально.

И тогда, если я пытаюсь отказать моей «фигуре привязанности», я ставлю под угрозу эти отношения? Начинаю рубить сук, на котором сижу? Но ведь я слишком дорожу этими отношениями, они для меня жизненно необходимы! Поэтому отказать порой так страшно. Страшно потерять то, что так важно — боль потери мне кажется слишком большой — и для близкого, и, конечно же, для меня. Близкий может задеться и обидеться, а я почувствую себя виноватой или плохой. Если близкий разозлится в ответ на мой отказ, то я могу почувствовать себя униженной или отвергнутой.

И тогда какой у меня выход? Как правило, видно только 2 крайности: либо я соглашаюсь, наступая на горло себе, и переживаю, что с отношениями все в порядке, либо я отказываю, отстаивая свои интересы, и ставлю под угрозу отношения. Либо я, либо отношения — вот в какую страшную дилемму можно попасть.

 

Что же делать?

 

Выбирая отношения в ущерб собственным интересами, мы действуем как это было необходимо в детстве, когда без отношений с близкими людьми ребенок не выживет, т. е. никакого «я» не будет вообще, если что-то случится с отношениями.

Во взрослой жизни, к счастью, все по-другому, и мы можем сами регулировать свои отношения. Отношения, особенно взрослые, шире привязанности, они могут пережить и отказ, и конфликт, и увеличение дистанции, потому что отстояв себя, можно попробовать договориться с близким на более комфортные условия. И даже если не получится и договор невозможен, мы вправе искать другие более подходящие отношения, мы без них проживем.

Мне кажется, что отказ, построенный на вышеупомянутом расщеплении «либо я, либо отношения» может и правда привести к проблемам в отношениях, потому что он не предполагает важности и того, и другого. Фантазии про отказ, продиктованные детским страхом, выключают переживание привязанности — кажется, что если я скажу «нет», то я обесценю или перечеркну свое хорошее отношение к этому человеку.

Самая простая и эффективная формула отказа близкому человеку становится очевидной — необходимо просто донести оба послания, связанные с моими актуальными переживаниями: «нет, я не могу это сделать» и «ты очень важен для меня». При этом последняя часть не столько для близкого (он скорее всего и так знает, что он важен), как для меня самой. Мое состояние меняется, когда я произношу обе эти части, потому что я выражаю себя или размещаю себя в отношениях максимально полно. Попробуйте, возможно и вам подойдет!

Если вас затронула тема отказа в близких отношениях и вы бы хотели исследовать себя в ней, а также научиться строить более поддерживающие и ясные отношения с близкими, приглашаю вас в терапевтическую группу «Я и моя семь-Я». Группа идет в Москве по пятницам 2 раза в месяц, начало в октябре.

Подробности по ссылке

Наша команда – это создатели проекта, психологи Полина Гавердовская и Вячеслав Вето, а также – наши коллеги и единомышленники. 

За годы работы в психотерапии и преподавания студентам гештальт-терапии и психодрамы мы обучили и выпустили десятки специалистов по работе в этих методах. Мы подготовили десятки интенсивных обучающих программ. Мы дали сотни часов супервизии нашим студентам. Мы сами провели тысячи часов, обучаясь этим методам у наших соотечественников и зарубежных коллег. Мы непрерывно повышаем свою квалификацию. Мы провели тысячи часов с нашими клиентами, обсуждая самые разные вопросы: от секса до смерти, и от бытовых семейных ссор до всеобщего мирового кризиса.

Одна из основных наших ценностей – высокий профессионализм. Мы непрерывно учимся и строго придерживаемся профессиональных и этических рамок в нашей работе. Мы все работаем под супервизией.

© 2018 Gaverdovskaya Studio. Все права защищены © 2018 Gaverdovskaya Studio.