Психологическая помощь онлайн

ONLINE-КОНСУЛЬТАЦИЯ

2 июля 2020

1581
Автор статьи
Полина
Гавердовская Полина

Основатель, супервизор и ведущий психолог Gaverdovskaya Studio

Немного поговорю про то, что я понимаю под запросом в психотерапии. Есть довольно много вариантов работать без запроса и даже довольно много видов терапии, которые работают без запроса. И я тоже могу.

Но иногда бывают терапевтические ситуации, нет другого способа терапевту ощутить себя поддержанным кроме как переосмыслить для себя запрос текущей терапии.

В первую очередь это относится к тем ситуациям, когда клиент испытывает большое сопротивление любым изменениям, и запрос - единственная «твердая земля в центре трясины», куда терапевт может отсутпить, чтобы сориентироваться. Запрос в таких случаях нужен для того, чтобы вернуться к нему и спросить: «как насчет того, о чем мы договаривались?».

Поэтому то, о чем вы договаривались (запрос), должно давать возможность на это опереться. Это должна быть «твердая земля».

Например, «мне плохо» — это жалоба, а не запрос.

«Мои отношения с женщинами нехороши» — тоже жалоба, а не запрос. Потому, что не ясно: мне плохо, и что? мои отношения нехороши, и что? Даже если отношения правда плохие, это все равно не запрос, а жалоба.

«Давайте обсудим мои детские травмы» — тоже не запрос. Обсудим, чтобы что? Скорее это предположение, что плохие отношения с женщинами сейчас связаны с детскими травмами, но и это, удивитесь, не запрос.

«Избавиться от эмоциональной зависимости» - похоже на запрос, но этот запрос также не годен, чтобы опереться на него как на твердое.

Чтобы запрос был пригоден, необходимо договориться, что под «давайте обсудим мои детские травмы», «избавиться от зависимости» и «обсудим мои детские травмы» вы и клиент — понимаете одно и то же.

А именно:

— когда он избавится от зависимости - он будет какой?

— из чего будет состоять жизнь?

— как он/она будет себя вести в итоге?

— какие у него/нее будут новые обстоятельства?

Если договориться не до конца, то получится, что вы расходитесь в понимании направления работы и ее результатов. Например, если работаете с созависимой историей, и не договариваетесь о том, что вы оба считаете успехом в работе, может оказаться, что терапевт считает улучшением, если клиент станет объективно более самостоятельным и найдет в себе силы отстраниться от зависимого партнера, а клиент может считать, что избавление от созависимости - это стать каким-то таким человеком, который наколдует своему дорогому исцеление, и все заживут счастливо в обнимку. Так работать не получится,поскольку на не что сослаться, не к чему обратиться, не на что опираться, не с чем свериться.

На что похож хороший запрос:

— Над чем работаем в 2020 году?

— Каковы условия успешности нашей терапии?

— Что изменится в результате? Проснулся утром 1 января 2021 года и сказал себе: моя терапия в 20 году была успешной. Вопрос: какие условия должны быть соблюдены, чтобы ты так сказал?

И никогда не контрактируйтесь на то, что вы считаете мазохистичным, мутным, неполезным, нереалистичным, не сдавайтесь и пробивайтесь к запросу, на который вы как терапевт сможете опереться.

Наша команда – это создатели проекта, психологи Полина Гавердовская и Вячеслав Вето, а также – наши коллеги и единомышленники. 

За годы работы в психотерапии и преподавания студентам гештальт-терапии и психодрамы мы обучили и выпустили десятки специалистов по работе в этих методах. Мы подготовили десятки интенсивных обучающих программ. Мы дали сотни часов супервизии нашим студентам. Мы сами провели тысячи часов, обучаясь этим методам у наших соотечественников и зарубежных коллег. Мы непрерывно повышаем свою квалификацию. Мы провели тысячи часов с нашими клиентами, обсуждая самые разные вопросы: от секса до смерти и от бытовых семейных ссор до всеобщего мирового кризиса.

Одна из основных наших ценностей – высокий профессионализм. Мы непрерывно учимся и строго придерживаемся профессиональных и этических рамок в нашей работе. Мы все работаем под супервизией.

© 2020 Gaverdovskaya Studio. Все права защищены © 2020 Gaverdovskaya Studio.